Примерное время чтения: 13 минут
94

Они несут «золотые» яйца. О том, как живет птицефабрика «Харабалинская»

Недавно «АиФ Астрахани» разместил материал «Восстать из пепла. Как птицефабрика «Харабалинская» вышла на новый уровень», в котором мы обещали своим читателям, что в ближайшее время посетим предприятие. Сказано - сделано. Журналисты «Инфоштаба» побывали на «Харабалинской» с пресс-туром и увидели всё своими глазами. 

Через тернии – к яйцам

Из Астрахани до города Харабали примерно 130 километров, время в пути пролетело незаметно, а вот последние три километра стали тернистыми: кругом ямы и колдобины. Далее всевидящему оку журналистов открылся живописный пейзаж – раскидистая свалка. Однако вскоре на горизонте появился оазис в этой пустыне, луч света в темном царстве или птицефабрика «Харабалинская». Первое, что бросилось в глаза – деревья, обрамляющие чистые фасады организации и облагороженная территория.

 На входе уже встречал гостеприимный хозяин – генеральный директор птицефабрики «Харабалинская» Сергей Еськов. Он лично вызвался провести экскурсию и попутно ответить на вопросы. Однако начал задавать их сам и первым делом поинтересовался тем, как добрались. Естественно, мы поделились впечатлениями от убитой дороги.

По словам Сергея Ивановича, это что-то вроде местной достопримечательности. Когда-то дорога была в собственности госпредприятия, но после создания ООО перешла во владения властей, поэтому птицефабрика юридически и фактически никакого отношения к ней не имеет.

«Обещали отремонтировать. Но как видите. Они там сначала документы потеряли, потом на баланс ее поставить забыли, в общем то ли их обокрали, то ли они, но так чиновники с этой дорогой и не разобрались. В итоге люди сюда едут за яйцом – на нас ругаются. Корма везут - ругаются. Мы сами на трех автобусах каждый день ездим на работу-с работы по этим буеракам. Свалку, наверное, тоже заметили? И её должны давным-давно убрать», - поддержал беседу и нисколько не удивился нашим возмущениям стоявший рядом сотрудник.

Местная достопримечательность  - убитая дорога
Местная достопримечательность - убитая дорога Фото: Объединённая редакция ШИ

По долгу службы журналисты «Инфоштаба» проверили информацию, которую намотали на ус. В январе 2020 года во время рабочей поездки губернатора Игоря Бабушкина в Харабалинский район в числе прочих было дано поручение до 7 февраля того же года представить предложения по ремонту указанного участка дороги (протокол по итогам той поездки есть в распоряжении журналистов – прим.ред.).

Между тем уже третий год пошел, некоторые ответственные чиновники покинули свой пост, преемники тоже не спешат брать на себя «лишнее», а другие, действующие, никуда не торопятся – гром же еще не грянул. Говоря о последних, мы подразумеваем главу минсельхоза Руслана Пашаева, чья фамилия значится в протоколе выездного совещания губернатора.

Но у него и так забот полон рот: провалить подготовку региона к паводку и туристическому сезону, косвенно способствовать закрытию единственной молочной кухни и т.д. А здесь какой-то отрезок какой-то дороги, ведущей к какой-то там фабрике, к слову, к градообразующему предприятию Харабалей.

Заглянуть внутрь

В общем, дорога до входной группы и за «калиткой» - это небо и земля. 90% дорог, расположенных внутри предприятия,  были обустроены за счет собственных средств фабрики согласно санитарно-ветеринарным правилам, по которым они должны быть все с твердым покрытием: в идеале – асфальт или хотя бы щебень. Полностью восстановлено и ограждение предприятия.

Кроме наведения внешнего лоска на территории «Харабалинской» построено патологоанатомическое здание, где ветврачи ежедневно вскрывают кур, есть также и своя лаборатория, позволяющая проводить органолептический анализ кормов, идентифицировать состав, например, процент протеина.

Есть на фабрике и свои традиции. К примеру, неделю назад здесь провели масштабный субботник, высадили три аллеи акаций и смородины. Кстати, на предприятии сторонники капельного орошения. Такой подход позволяет экономить воду и способствует выживанию деревьев в пустыне.

Но после долгого вступления, но с важными моментами, перейдем к описанию самой фабрики. В основе всего – поражающая масштабами голландская автоматизированная машина MOBA. Ранее она стоила порядка 80 миллионов рублей. Сейчас после известных февральско-мартовских событий значительно подорожала.

Если театр начинается с вешалки, то птицефабрика, - с зоны ремонтного молодняка, куда попадают приобретенные суточные цыплята. Через 100 дней после карантина их отправляют в тот или иной цех. А в конце жизненного цикла – в забойный цех. Плановый забой намечен на май.

У несушек есть свой «швейцар». Его задача – поддерживать микроклимат помещений. Делается это с помощью специального вентилятора. У кур свой режим дня, как в санатории: кормление, поение, уборка, которую проводят «горничные». Ими выступают птицевод и слесарь. В их распоряжении профессиональные пылесосы Kärcher для уборки пера и пуха. Благодаря чему  в цеху стоит едва уловимый запах птицы. 

Сбор яиц осуществляется автоматически.  С каждого птичника по прутковым транспортёрам стекается яйцо в склад готовой продукции. Ежедневно на предприятии естественным путем производится около полумиллиона яиц. Попав по транспортёру внутрь сортировочного цеха, яйцо движется дальше, на кастинг. Не вышедшие лицом отправляются на менаж, их ждут хлебозаводы и кулинарные цеха. Затем на овоскопе яйца проходят проверку на внутренние насечки, у преодолевших контроль та же участь. Прошедшие обе ступени отбора яйца взвешиваются. Важен каждый грамм, в итоге - сортировка: вышка, отборка, единичка, двойка, тройка. Дальнейший путь яйца продолжают каждые по своей линии, фасовщики распределяют их по коробочкам.

«Опасения есть, но мы не пессимисты» 

Воодушевившись процессом, мы задались актуальным вопросом: каковы шансы выжить в современных реалиях?

«В нашей отрасли присутствует определённая доля импортных вещей. В первую очередь, это премиксы, витаминная группа, то, что не производится в России. Они месяц назад и подорожали в первую очередь очень существенно. Но по крайней мере поставки идут, уже хорошо. Второй момент — это оборудование. У нас оборудование почти во всех птичниках немецкое Big Dutchman, сортировочная машина голландская Мobo. Говорят, что продолжат поставки, но стоимость услуг и всё прочее выросло на 30%. Далее - сырьё. Да, всё российское, но цены растут, я вам хочу сказать, не по-детски. На пшеницу, на кукурузу очень высокие цены. Мы понимаем, что там тоже люди, которые тоже страдают в какой-то мере.

Самое главное, чего мы хотим - чтобы цена на корма внутри страны была более-менее стабильной. Я думаю, цены сейчас всё равно немного стабилизируются. Понятно, в старые значения ещё ни разу ничего не возвращалось, но хотя бы понизятся до разумных пределов, и мы войдем в какую-то более-менее спокойную колею. Но всё равно будет дороговато, да, я не сомневаюсь, что расходы всех птицефабрик вырастут, а доходы уменьшатся. В этом году точно, дальше посмотрим. Возможно, мы как-то  стабилизируемся и будем развиваться. Опасения есть, но мы не пессимисты», - такой расклад по полочкам сделал Сергей Еськов.

Далее журналисты «Инфоштаба» держали путь в 18-ый цех. Его ласково называют «наш ребенок». Цех построили в ноябре 2021 года всего за 6 месяцев исключительно своими силами и средствами, без привлечения кредитов. Обошелся он вместе с оборудованием примерно в 100 миллионов. Монтировали его работники предприятия.

Однако, по словам Сергея Еськова, на фабрике трудятся династии сотрудников, которые внесли большой вклад в общее дело. Некоторые работают аж 25 лет.

Даже когда в 2016 году грянул птичий грипп, ушли всего 2-3 человека. 

«Сейчас мы продолжаем то, что и наметили давно уже. Например, в прошлом году ввели в эксплуатацию новый птичник на 50 000 мест. В 2020-ом, пусть и с привлечением кредитных средств, построили и ввели новый кормоцех. Старый  уже не вытягивал наши объёмы. В этом году хотим добавить в кормоцеху дополнительные ёмкости для хранения зерна, и тогда можно будет считать цикл работы птицефабрики завершённым процентов на 95. Почему не на 100? Потому что всегда там надо что-то доделать, чего-то хочется, есть какие-то мысли», - рассказал наш собеседник.

Без ложной скромности Сергей Еськов называет поголовье на птицефабрике оптимальным. «Можно, конечно, гнаться куда-то, но мы считаем, сегодня это нецелесообразно. Если бы мы находились ближе к Москве или к Ростову, к городам-миллионникам, возможно, можно было мыслить в эту сторону. А при нашем географическом положении просто бестолково наращивать поголовье птицы и потом думать, куда продать яйцо», - продолжает Сергей Иванович.

Без ложной скромности Сергей Еськов называет поголовье на птицефабрике оптимальным
Без ложной скромности Сергей Еськов называет поголовье на птицефабрике оптимальным Фото: Объединённая редакция ШИ

От проблем до соцактивности

Регулярные проверки – вот что сейчас беспокоит фабрикантов. Нарушения яйца выйденного не стоят, а вот нервы трепят изрядно. Но издержки есть везде. Хотя обида, конечно, закрадывается, ведь можно пусть не поддерживать отечественного производителя, но хотя бы не вставлять ему палки в колеса.

 «Конкретно яичное производство поддерживается только из регионального бюджета. В настоящее время федеральных программ по яйцеводству нет. В итоге из поддержки есть компенсация за яйцо по цене и есть льготное кредитование. Но мы считаем, что отрасль могла бы иметь и федеральную поддержку. Об этом мы говорим и с региональным министерством, и когда проводились ВКС с минсельхозом России. В своё время были федеральные программы. В том числе частично пользуясь федеральной программой, когда-то и «Харабалинская» делала перевооружение, и многие фабрики.

Скажем, построить дезбарьер по всем нормам и правилам стоит более миллиона рублей, на фабрике их должно быть минимум два-три.  Внутри должны быть дороги с твёрдым покрытием. Это тоже большие расходы. Многие предприятия не в состоянии это потянуть, да и должна прибыль оставаться. Поэтому, думаю, если бы была какая-то поддержка в плане развития оборудования, строительства.

Было бы здорово, если бы у региональных чиновников было более глубокое погружение по тем же федеральным программам. Чтобы инициатором, допустим, этих вещей выступали не только птицефабрики или предприятия, а и курирующие их министерства. То есть я считаю, что они должны лоббировать наши интересы в вышестоящие организации», - размечтался Сергей Еськов. 

По его словам, это не иллюзия, подобная практика имеет место быть. Так, гендиректор поделился своим опытом: во время пандемии коронавирусной инфекции в 2020 году руководство птицефабрики, где до «Харабалинской» работал Еськов, выходило напрямую на производителей кормов. И ценник опускали. Но это проработало недолго, 2-3 месяца.

Поэтому, по мнению Еськова, важен непрерывный диалог с властью: «Я имею в виду, когда приезжает власть на предприятие, смотрит, что у нас происходит, обсуждаем какие-то вопросы, даём предложения. Этот контакт - он должен быть постоянным, как минимум раз в месяц. Вот тогда и будут какие-то результаты. При этом общаться должен не только директор, ведь есть же и другие специалисты. Скажем, мой заместитель, ветеринары, зоотехники».

При этом сама птицефабрика своих в беде не бросает. К примеру, работники могут каждый месяц купить по 150 яиц за рубль каждое, а полноценный обед в местной столовой обходится сотрудникам всего в 40! рублей. А еще буквально на днях «Харабалинская» отправила гуманитарную помощь жителям ДНР и ЛНР – мясо кур и яйца.

На птицефабрики поддерживают своих сотрудников
На птицефабрики поддерживают своих сотрудников Фото: Объединённая редакция ШИ

На фабрике ведут активную социальную жизнь. Участвуют в спортивных матчах – по четвергам еженедельные волейбольные матчи. Также предприятие поддерживает местные детские спортивные школы: по боксу, шахматам.

Наценка на треть

В преддверии Пасхи зашла речь и про ценообразование.

«Вы будете очень долго смеяться и скажете, что я вас обманываю. Цены на яйцо сейчас не просто падают, а рушатся. Но они рушатся у нас на фабриках. Для вас они не меняются. Это самая главная беда, которая не учитывается в постоянном диалоге. Вот смотрите. У нас яйцо, оптовая цена наша неделю назад была 68 рублей за десяток. Сегодня 58. Скажите, хоть на рубль в магазинах или где-то яйцо подешевело? Мы продаём сегодня оптом 58. Да, расфасовка по 30 штук. Но если взять десяток, будет 70 рублей. То есть, вот эта огромная наценка в 30% между фабриками и итоговой розничной ценой она неправильна, несправедлива. Мы не можем повлиять на это. Для нас сейчас вообще наступит самый плохой период - май месяц. Закончится Пасха, и у нас все – катастрофа, четыре плохих месяца впереди.

Как по мне, пусть яйцо будет 60 рублей, но весь год. Пшеница будет 12 рублей, но весь год. И мы тогда выстроимся, и всё будет ясно и понятно, и с прибылью, и с доходами, и так далее.

Я надеюсь, может быть, что-то изменится сейчас в свете последних событий, в свете выступления президента в плане поддержки производителей, в том числе аграрных. Будет какое-то постоянное взаимодействие», - поделился гендиректор «Харабалинской».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Самое читаемое

Самое интересное в регионах